• In continut
  • In titluri
Interval timp
Четверг, 02.02.2017, 21:00 Политика
2552
LIVE TEXT ”INTERPOL” с адвокатом, Габриелой Шоронга
LIVE TEXT ”INTERPOL” с адвокатом, Габриелой Шоронга
Гостем сегодняшнего выпуска ток-шоу ”Interpol” стала адвокат Габриела Шоронга, один из адвокатов пациенток Психоневрологического интерната из Бельц.
(Update 22.28) Это очень сильные девушки, мы постараемся им помочь, не знаю получится ли у нас.

(Update  22.24 ) Я надеюсь, что после этого эфира что-то изменится.

(Update 22.20) Не существует обучения сотрудников. Они не знают как себя вести с пациентами. Нет психолога в психоневрологическом интернате в Бельцах.

(Update 22.18) Адвокат обвиняемого Флоря сказал, что его клиент импотент. Флоря своей вины не признал. Медицинская экспертиза не может подтвердить факт изнасилования, прошло много времени. По-моему, существует достаточно доказательств, чтобы подтвердить виновность подсудимого.
 
(Update 22.16) Права женщин у нас в стране очень красиво описаны на бумаге, а девушки из интерната борются. Они звонят в полицию, зачастую требуют наказать агрессоров, это уже плюс, потому что раньше они даже не знали куда звонить.

(Update 22.13) Надеюсь, что после этой программы министерство труда сделает какие-то изменения. Сменят директора. Эти жалобы, которые мы подаем в полицию ничего не меняют. Должен быть директор, который будет соблюдать права человека.

(Update 22.10) Такие вещи недопустимы, после этого я получила еще одну жалобу от пациента, а директор пошла в полицию и заплатила штраф. Мужчин тоже избивают в интернате.

(Update 21.57) Дом обвиняемого находится в нескольких десятков метров от интерната и девушки ежедневно с ним встречаются. Судьи знают об этом, я не понимаю как допустили, чтобы подсудимого выпустили после решения суда. Судейская коллегия не объяснила, почему его отпустили, после оглашения вердикта, согласно которому ему дали 13 лет. Одна женщина пожаловалась, что подсудимый и его сын попытались совершить на нее наезд на автомобиле.  .

(Update 21.55) Об этих абортах я узнала  во время процесса, их насильно приводили в родильный дом в Бельцах, делали аборт не учитывая срок беременности. Они прикрывались постановлением, советских времен.

(Update 21.52) Мы привлекли внимания к серьезным нарушениям, но дела в интернате не улучшились. Министерство труда должно принять участие в решении этих проблем.

(Update 21.51) Я не видела со стороны министерства труда никаких действий, даже когда выяснилось, что одного человека содержали в интернате незаконно. Господин Ион позвонил в министерство и сообщил, что их избивают, но ему посоветовали обратиться в полицию.

(Update 21.50) Я бы хотела, чтобы кто-нибудь из министерства труда пришел на программу, они несут ответственность.  

(Update 21.45) Я надеялась, что новый директор Лилия Мельник что-то изменит, но ничего не изменилось.

(Update 21.40) Не знаю жертвы, с Аурикой получили сегодня новую информацию. Это может быть еще одним случаем насилия со стороны сторожей и санитаров. При входе в интернат есть некая будка. Жалобу в полицию должна подать жертва. Я узнаю, кто эта женщина. Получается, что в прошлом году такое повторилось. Я верю, что это может быть правдой, я доверяю показаниям этих людей. Они не врут, они говорят все в деталях. Накануне мне сообщили, что некая Марина, пациентка интерната подверглась избиению, ее били ногами в живот, женщина не знает как дальше жить в этом интернате. Директор пригрозила, что если вскроются подробности, ее переселят во второй блок.


(Update 21.19) В интернате ничего не изменилось, пришла женщина на пост директора, а пациентов продолжают подвергать насилию. Им угрожают, что если будут жаловаться, их переселят во второй блок. Им некуда идти и они вынуждены жить в этом кошмаре.

(Update 21.17) Девушкам угрожали, что их переселят во второй блок и будут давать серьезные препараты, от которых они не видят и не слышат. Я не была во втором блоке, меня не пустили, но девушки рассказывали, что их избивали там.

(Update 21.15) Они не могли отбиваться, там было врачебное вмешательство. Экспертизы, которые говорят о том, что девушки понимали, что с ними происходит.

(Update 21.09) Первый раз одна девушка рассказала о насилии, затем еще несколько. Я взялась за это дело, когда там фигурировало уже 6 жертв. Нас трое адвокатов.
 
Я знаю, что твориться в психоневрологическом интернате в Бельцах. Я занимаюсь не только случаями насилия, есть множество нарушений. Я обратилась в полицию, но дело так и не возбудили. Все начинается с того, что нарушения выявляют люди с психическими отклонениями, а это известный стереотип. Жалобы подают, но их никто серьезно не воспринимает и уголовного расследования не начинают. Их держат в блоках, куда никого не пускают. Это своего рода тюрьма.