• In continut
  • In titluri
Interval timp
Четверг, 19.01.2017, 21:00 Политика
3951
LIVE TEXT ”INTERPOL”: Марианна Рацэ, Мария Левченко, Думитру Мишин и Ион Тегруцэ
LIVE TEXT ”INTERPOL”: Марианна Рацэ, Мария Левченко, Думитру Мишин и Ион Тегруцэ
Гостями сегодняшнего выпуска ток-шоу ”Interpol” стали журналисты Марианна Рацэ, Мария Левченко, Думитру Мишин и Ион Тегруцэ.
(Update 22.35) Ион Тегруцэ: Я верю в корректность прессы. Представьте, что все журналисты корректны. В этих условиях, должна появиться бульварная пресса. Я верю в свободу прессы.

(Update 22.33) Думитру Мишин: Вернемся к наименованиям. МЫ говорим о журналистах и наёмниках. Я не могу быть солидарным с последними, они заложники своего ТВ. Я рад, что есть журналисты, которые покинули те самые телеканалы.  

(Update 22.33) Мария Левченко: Солидарность начинается с малого, сначала слезем с баррикад.

(Update 22.31) Марианна Рацэ: Существует Кодекс журналистов, там четко прописано: человек либо журналист, либо наёмник. Если он наёмник – нет, если журналист, тогда да. Я солидарна с журналистами.

(Update 22.28) Ион Тегруцэ: Если успеваешь восстановить департамент производства, есть шанс реанимировать Jurnal TV.

(Update 22.20) Думитру Мишин: Мы сталкивались, неоднократно, с нападениями в наш адрес. Возможно Realitatea не в курсе. Задолженности в несколько миллионов были за 2-3 месяца. Сумма выплаченная Sky Tower большая. Существуют положения, предусмотренные контрактом. Мы предложили расплатиться за 6 месяцев, они не захотели. Понятно, что здесь идёт речь о политическом давлении. Мы самые крупные арендаторы, в здании много пустующих помещений. Мы постараемся найти новое помещение, не думаю, что мы там останемся.   

(Update 22.14) Мария Левченко: Приостановление вещания телеканала не повод для изъятия лицензии.

(Update 21.52) По телефону, Алина Раду: Сколько раз издание Ziarul de Gardă проводило расследование о ДПМ, столько раз блогеры пытались атаковать меня или газету, в которой я работаю. Это лишь атаки, я не видела в них намерений переговаривать о чем-либо. Мы у них разделены, один следит за Козонак, другой за мной. С 2007 года у нас не было уголовных дел, а теперь проевропейское правление возвращает былое. К счастью, есть ЕСПЧ. С работой тяжело как никогда, у властей есть своя пресса. Те, кто пытаются их раскритиковать, сами сталкиваются с проблемами. Расследование в журналистике самое дорогое. Ты себя чувствуешь глупо, когда тебе говорят, что CV, это документ с личными данными. При условии, когда с трибуны парламента нам говорят, что мы европейцы.

(Update 21.40) Мария Левченко: Солидарность в журналистике не будет существовать, пока мы не сойдем с баррикад. Настало время начать использовать некоторые правила на ТВ, не поддерживать политиков, установить четкие правила. Если мы не сделаем этого шага, я не думаю, что нынешняя дискуссия приведет к ощутимому результату.

(Update 21.29) Марианна Рацэ: Во времена ПКРМ нас контролировали, но никто не переступал черту, теперь они перешли все границы, им кажется, что всё дозволенно.

(Update 21.28) Мария Левченко: Всё происходит из-за того, что журналисты встали на баррикады, когда что-то происходит с нашей профессией, мы закрываемся и не хотим реагировать. Мол, они из других партий и не хотим реагировать.

(Update 21.27) Дмитрий Мишин: Не только на журналистов нападают.

(Update 21.10) Ион Тегруцэ: Был похожий случай, когда один из председателей ВСП сказал, что журналисты – бешеные собаки. Статья 9 о свободе самовыражения говорит, что любое физическое лицо или журналист имеет право критиковать государство.

Марианна Рацэ: Трудно понять, что происходит, я полагала, что заявление написано на нервах, как оказалось, оно написано адвокатом. Это заявления написано им, его женой и дочерью, мол, я разгласила информацию личного характера. Он требует расследовать все случаи, где в СМИ упоминалась его семья. С момента, как Ботнарь фигурировал в громком деле, многие журналисты о нем писали. Получается, что многих стоит вызвать в прокуратуру. Мне кажется, это уже переходит все границы.